Протоиерей Александр Новопашин: интервью

8 марта, 2014

dc9e231f652301f80ea8e901bd9ec18a_XLф.jpg

Что происходит в стране?  Какие меры предпринимаются, чтобы противостоять наркотической агрессии? Обо всем этом – в интервью с председателем Общественного совета при ФСКН по Новосибирской области протоиереем Александром Новопашиным.

До середины 80-х годов Россия не знала наркотиков. Вернее, наркотики, конечно, употребляли, были и наркоманы, но все это – ничто по сравнению с тем, что началось в стране в 90-м году, не говоря уже о последующих перестроечных годах, когда, по мнению экспертов, Россию накрыла первая волна эпидемии наркомании. С тех пор эпидемиологическая обстановка только ухудшается. По данным ФСКН России, сегодня в России 13 % населения страны имеют опыт употребления каких-либо наркотиков, до трёх миллионов употребляют наркотики регулярно. Это заставляет специалистов говорить о наркомании, как угрозе национальной безопасности государства.

Что же происходит в стране? Почему нельзя остановить рост заболеваемости? Какие меры предпринимаются, чтобы противостоять наркотической агрессии? Обо всем этом – в интервью с членом координационного совета по наркомани Синодального отдела по благотворительности и социального служения Московского Патриархата, председателем рабочей группы Государственного антинаркотического комитета и Русской Православной Церкви на территории Сибирского Федерального округа, председателем Общественного совета при ФСКН по Новосибирской области протоиереем Александром Новопашиным.

- Отец Александр, сегодня наркоманию представляют чуть ли не главной бедой общества, однако если сравнить проблему с проблемой алкоголизации населения, то перед нами предстанет иная картина: если в стране от наркомании ежегодно гибнет 70 тысяч человек, то от алкоголизма – полмиллиона! При том, что в России пьют все, кому не лень, от мала до велика. А это значит, что «полмиллиона» - далеко не предел.

- Как не является пределом и 70 тысяч погибающих от наркотиков ежегодно! Дело в том, что продажа алкоголя в стране не запрещена, традиционно во все праздники люди употребляют спиртные напитки, это считается нормальным, больше того, в средствах массовой информации насаждается мнение, что алкоголь снимает стресс, а рюмочка перед ужином не только повышает аппетит, но и улучшает пищеварение. И это при почти полном отсутствии в обществе культуры пития. Конечно, такое положение вещей в немалой степени способствует формированию в будущем тяжелой алкогольной зависимости у недалеких, духовно незрелых или морально опустошенных людей, у представителей маргинальных и прочих групп, а также у подростков, которые берут пример со взрослых и в результате оказываются в алкогольной трясине. Отсюда и такая высокая смертность.

Но наркомания – иное дело. Во-первых, употребление наркотиков у нас запрещено. Если легализовать отдельные виды наркотиков, как это сделано в некоторых странах, количество наркопотребителей сразу увеличится в несколько раз! А у нас как раз стараются сейчас продвинуть соответствующий закон о легализации наркотических средств – чтобы мы во всем походили на Европу. Хотя должен сказать, что далеко не во всех европейских странах разрешается свободно распространять наркотики. Во-вторых, если алкоголь употребляют «от мала до велика», то наркотики бьют исключительно по цвету нашей нации - по молодежи. По неофициальным данным, в России употребляют наркотики до 6 миллионов людей: 19% - это школьники, 62% - молодые люди в возрасте от 16 до 31года. В-третьих, если алкогольная зависимость в основном развивается не сразу, чаще всего нужны месяцы или даже годы более-менее регулярного потребления спиртных напитков, то некоторые современные наркотики способны вызывать зависимость с первой дозы! И если приблизительная продолжительность жизни, скажем, героиновых наркоманов с момента начала употребления наркотиков составляет в среднем - 4-5 лет, то у людей, которые начали употреблять дезоморфины – 4-5 месяцев! У них даже времени нет подумать и остановиться. А дезоморфиновых наркоманов у нас – каждый четвертый! В-четвертых, наркомания – «заразна»: каждый наркоман вовлекает вслед за собой в употребление наркотиков 13-15 человек. В-пятых, в Россию огромным потоком поступают контрабандные наркотики. В-шестых … Продолжать можно долго. Важно понять: наркотический плен реально угрожает нашим детям. Поэтому Высокопреосвященнейший митрополит Тихон и благословил меня заниматься этой проблемой.

- А откуда конкретно поступают в Россию наркотики?

- Основной мировой поставщик наркотиков - Афганистан. Количество посевов опиумного мака уже достигло в этой стране исторического максимума и по площадям сравнялось с посевами куста коки в Колумбии. Соответственно, увеличился и трафик наркотиков в Россию. По словам главы Государственного антинаркотического комитета Виктора Иванова, в прошлом году наша наркополиция изъяла из трафика в российском направлении афганского героина на 20 процентов больше, чем в позапрошлом. Были проведены десятки операций с зарубежными партнерами, в том числе в Центральной Америке, где удалось привлечь к уголовной ответственности двух наркобаронов, занимающихся поставками южноамериканского кокаина не только на американский рынок, но и на европейский, и на российский. В Афганистане ликвидированы 15 нарколабораторий и уничтожено 18 тонн наркотика в героиновом эквиваленте, готового к отправке в российском направлении.

- Тем не менее, газеты пишут, что российская служба наркоконтроля работает недостаточно хорошо, наркоторговцы свободно налаживают торговую сеть, достать наркотик сегодня не представляет никакого труда…

- Уж поверьте мне, наркополиция делает все, что может и даже больше. В прошлом году в стране было расследовано 230 тысяч уголовных дел, к уголовной ответственности привлечено порядка 110 тысяч наркопреступников. Немногим известно, что 31 декабря 2013 года полицейские отбили героиновую атаку на Россию, обезвредив международную преступную группу и изъяв у преступников высококонцентрированного героина на сумму 5 миллиардов рублей по ценам черного рынка.

Другая серьезнейшая проблема – «соли», "миксы", "спайсы", как чаще всего называют синтетические наркотики. Их еще называют «кокаином для бедных». К нам они поступают из Китая. В Китае эти препараты наркотиками не считаются, и поэтому на все претензии российской стороны китайцы только пожимают плечами – мол, ваши проблемы. Но стоит только нам внести конкретную «синтетику» в перечень запрещенных в обороте наркотических средств, как поставщики тут же слегка изменяют химическую формулу препарата, и приходиться вновь проводить экспертизу, потому что только согласно экспертному заключению «соль» может быть внесена в этот перечень. Так вот каждую неделю на рынок выбрасывается новая партия "синтетики", которая пока не является наркотиком, однако наркополицейские все равно препятствуют ее распространению уже в профилактических целях.

- Но если растет преступность, значит, одними полицейскими мерами с ней не справиться. С этим, насколько я знаю, согласны и сами полицейские.

- Пока есть спрос, будет и предложение. Начальник Управления ФСКН по Новосибирской области генерал-лейтенант Александр Алексеевич Кандиков прямо говорит, что в этом году они расследуют преступлений больше, чем в предыдущем, а в следующем году – больше, чем в нынешнем, но ситуация по-прежнему будет оставаться напряженной, поскольку в стране многомиллионная армия наркопотребителей. Поэтому, по словам, Александра Алексеевича, большое значение в противостоянии наркопреступности и наркомании играет профилактическая работа с населением, прежде всего молодежью.

- Я несколько раз слышал, как генерал говорил, что главной причиной наркомании является бездуховность. Однако вот в СССР с его коммунистической идеологией никогда не было столько наркоманов. Значит ли это, что советская идеология все-таки являлась источником духовности и была главным фактором, сдерживающим распространение наркомании.

- Это только в марксизме идеология ассоциируется с духовностью. На самом деле истинная духовность есть проявление в человеке того Духа, который приближает нас к Богу. Каким духом была пропитана большевистская идеология нам хорошо известно. Да, она подменяла истинную духовность, но это дом, построенный на песке. Когда коммунистический строй рухнул, от этого духа не осталась и следа. Образовалась пустота, которая тут же стала наполняться помоями. Никакого сдерживающего фактора не стало. Поэтому «не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они», говорит Апостол Иоанн Богослов. Речь идет не просто о морально-нравственном состоянии общества, а о христианской духовности, которая наполняет человека и все общество при условии соблюдения, или, по крайней мере, стремления соблюдать заповеди Христа. Вот эту духовность подразумевал генерал.

- Вот уже девять лет, как между новосибирской службой ФСКН и Митрополией подписано Соглашение о сотрудничестве. Но ведь на самом деле это сотрудничество возникло гораздо раньше?

- Действительно, мы очень давно работаем вместе, у нас и сейчас много планов и совместных задач. Обсуждение работы проходит на специальных совместных совещаниях или, к примеру, на Общественном совете при ФСКН по Новосибирской области, председателем которого я являюсь. Мое присутствие на Совете, как священника, очень важно, поскольку при решении вопросов повышения эффективности антинаркотической работы в регионе я могу говорить о духовно-нравственных причинах развития наркомании, и как следствие, предлагать меры профилактики, направленные на духовную реабилитацию молодежи. Впрочем, по всем позициям у членов нашего Общественного совета я нахожу и понимание, и поддержку.

Сейчас в Сибирском Федеральном округе Государственным антинаркотическим комитетом и Русской Православной церковью организован совместный пилотный проект, в котором задействованы служба наркоконтроля по СФО с одной стороны и Епархии РПЦ, православные и общественные центры реабилитации наркозависимых, расположенные на территории этого округа, - с другой. Одна из целей проекта: координировать работу реабилитационных центров, которым предполагается отдать ведущую роль в реабилитации и ресоциализации лиц, страдающих наркотической зависимостью.

- В сибирском федеральном округе много таких центров?

- Сто пятьдесят четыре. Но среди них заметно выделяются православные центры: эффективность православной реабилитации достаточно высока.

В нашей Митрополии на сегодняшний день шесть православных реабилитационных общин: пять мужских и одна женская. И еще у нас есть десять новосибирских общественных организаций, занимающихся реабилитацией наркозависимых, которые мы духовно окормляем. Многие руководители общественных православно-ориентированных центров являются прихожанами новосибирских храмов.

- В этом году Епархиальному реабилитационному центру исполняется десять лет. У вас юбилей. Поздравляю!

- Десять лет… Мы тогда возвращались из паломнической поездки по Святой Земле. Летели самолетом, было поздно, я уснул. Проснулся от того, что кто-то слегка трясет меня за плечо. Открыл глаза – один из наших паломников бизнесмен Сергей Булышев. «Что случилось?!» «Отец Александр, - говорит Сергей, - не спится, все думаю, вот было бы хорошо заняться реабилитацией наркозависимых. Я посмотрел в других епархиях, у них получается, получится и у нас!» Я отвечаю: «Сергей! Тема эта очень сложная, объемы работы предстоят колоссальные, а ведь у нас столько еще направлений, требующих немалых сил. Это и масштабная миссионерская деятельность, и большая антисектантская работа, и детские православные лагеря!... Я не могу взваливать на себя еще и эту заботу!» Но Сергей не уходит, настаивает, и тогда я ему сказал, что соглашусь только при условии, если он будет в этом первым моим помощником. Спрашиваю: «Понесешь на себе все основные тяготы этой работы?» «Я готов!» - отвечает. «Ну что ж, тогда как Владыка благословит!»

Чего только за этих десять лет не было, каких только трудностей не происходило, каких только жизненных коллизий не возникало, каких только вопросов не приходилось решать, но - слава Богу! - дело не ушло в песок, и сегодня мы видим добрые плоды нашей работы. И наших бывших насельников сегодня где только нет – и в синодальном отделе у епископа Мефодия трудятся, и в Ставрополе, и в Калининграде, и в Петербурге, по всей стране распространяем свой опыт.

- А сколько еще предстоит сделать! Этакий девятый вал, который если навалится, то раздавит. Не бывает страшно?

- «Смотрите, не ужасайтесь: ибо надлежит всему тому быть», - говорит Господь. Это первое. Второе - мы должны исполнять заповедь Христа: «Возлюби ближнего своего, как самого себя», окажи ему милость, помоги. В борьбе с наркоманией мы и предостерегаем от беды, этим занимается епархиальный отдел по профилактике негативных зависимостей и помогаем тем, кто стал зависимым от наркотиков и созависимым, то есть членам семьи наркомана, которым в жизни выпала горькая доля. Останавливаться на этом пути нельзя, нужно порой преодолевать себя и смело идти вперед, не взирая ни на трудности, ни на опасности, помня, что Господь не любит боязливых.

- Не могу не спросить о вашем фильме «Меня это не касается», который завоевал множество наград на международных и отечественных, православных и светских кинофестивалях. Ее также посмотрели, по-моему, уже во всех крупных российских городах.

- Этот фильм был снят по заказу Управления ФСКН России по Новосибирской области и по благословению Владыки Тихона. Предполагалось, что фильм будет документальным (как и первый фильм «Перелом», посвященный реабилитации наркозависимых в Епархиальном реабилитационном центре), однако в ходе работы было решено создать игровую картину. Сейчас понимаю: это было очень смелое решение, поскольку бюджет фильма сводился к нулю. С таким бюджетом не то, что игровое, вообще никакое кино сделать невозможно. Поэтому снимали фильм всем миром, причем все работали безвозмездно, включаю исполнителя главной роли Заслуженного артиста России Юрия Беляева, композитора Юрия Алябова, написавшего для картины два десятка музыкальных композиций, поэта и музыканта Сергея Трофимова (Трофим), подарившего нам свою песню. Помещения, в которых проходили съемки (ночной клуб, магазины, офисы), предприниматели предоставляли нам бесплатно. УФКН по Новосибирской области предоставило машины, а также направило сотрудников спецназа для участия в «батальных» сценах.

- Но изначально картина все-таки создавалась как методическое пособие для профилактики наркомании в молодежной среде. А вот как вышло!

- Картина и стала методическим пособием, как и задумывалось. И оказалась очень эффективным профилактическим средством, она работает лучше, чем документальное кино на эту тему. Ее показывают вместо антинаркотических лекций, на родительских собраниях, в школах, вузах, в местах лишения свободы и так далее. Главное преимущество фильма – в нем нет ни одной выдуманной истории. Всё правда!

- Вы только что вернулись из Минска с антинаркотического общественного форума «Беларусь говорит наркотикам: нет!», куда ездили по приглашению Министерства культуры республики Беларусь. В Минске состоялся показ вашей картины сразу на нескольких площадках. Как белорусский зритель воспринял вашу работу?

- Замечательно! Интерес к фильму был повышенным. Четыре показа прошли в минском кинотеатре «Победа» и один - в кинотеатре «Москва». Мы также показали фильм в конференц-зале Центра духовного просвещения и социального служения Белорусской Православной Церкви в приходе «Всех скорбящих Радость», где собрались представители местного духовенства и социальные работники православных приходов. Встреча состоялась по благословению Митрополита Минского и Слуцкого Павла, Патриаршего Экзарха всея Беларуси.

Но картину в Белоруссии представлял не я один. Со мной ездили мои соратники и друзья Заслуженный артист России Юрий Беляев, сыгравший в фильме одну из главных ролей - журналиста, и председатель Новосибирского отделения Всероссийского общества православных врачей, к.м.н., врач-кардиолог Дмитрий Индинок. В фильме Дмитрий Иванович сыграл врача-психиатра.

Все дни, что шел антинаркотический форум, про наш фильм и в газетах писали, и в теленовостях рассказывали, на информационных сайтах сообщали и ток-шоу на общенациональном телеканале провели..

- Известно, что председатель белорусского общественного объединения «Город без наркотиков» Пётр Шапко назвал ваш фильм «очень сильным». Он даже собирается растиражировать картину, чтобы начать показывать ее в молодёжных аудиториях.

- Да, я читал об этом. Фильму присвоена категория «16+», но на самом деле его можно и нужно показывать и в средних классах тоже. Потому что наши дети, как было отмечено на антинаркотическом форуме, «в теме» уже с 10 лет!

- В Белоруссии вас приглашали на семинары и «круглые столы», которые проходили в рамках антинаркотических мероприятий. Но приглашали уже не как режиссера, а как специалиста по реабилитации наркозависимых, руководителя Епархиального реабилитационного центра.

- Оказывается, белорусам хорошо известно, что тщаниями Владыки Тихона в Новосибирской Митрополии создана и эффективно действует целая сеть православных общин по реабилитации наркозависимых. Белорусы записали несколько телепередач о нашей реабилитационной деятельности, которую мы ведем под руководством правящего Архиерея. Эти передачи показывали по белорусским телеканалам даже после того, как мы покинули эту гостеприимную страну.

- Разве в Белоруссии нет своих реабилитационных центров?

- Есть, но у нас значительный опыт работы. К тому же все наши руководители православных общин – сертифицированы, они прошли обучение в Координационном центре противодействия наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, который возглавляет епископ Каменский и Алапаевский Мефодий. В Минске ко мне несколько раз подходили родители наркоманов и спрашивали, нельзя ли им устроить своих детей в наш реабилитационный центр.

Сейчас в Белоруссии говорят о необходимости проведения в стране республиканской церковно-государственной антинаркотической конференции, которая бы позволила определить расклад сил, выявить слабые и сильные стороны в противостоянии наркоагрессии, изучить имеющийся арсенал средств противодействия наркомании, и, конечно, обсудить перспективы развития православной реабилитации и ресоциализации лиц, страдающих наркотической зависимостью.

- Начинаю понимать, насколько серьезная ведется работа, но суровая действительность показывает, что мы проигрываем в этой битве…

- Проигрываем, потому что не можем правильно оценить масштабы и глубину проблемы. Причиной тому является зауженный взгляд, который не позволяет разработать комплексные меры борьбы с наркоманией. В Минске мы говорили об этом и с председателем общественного объединения «Город без наркотиков» Петром Шапко, и начальником Управления по борьбе с наркотиками и противодействию торговле людьми полковником милиции Николаем Карпенковым. Пора понять, что наркомания достигла таких пределов, что одними «точечными» ударами с ней не справиться. Необходим залп из всех орудий. Пришло время менять законы, нужны очень жесткие меры, хватит либеральничать. Тем более что мы знаем: либеральные подходы всегда приводили к социальным катастрофам.

Ну а самое важное – духовный аспект. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви четко сказано: наркомания есть проявление духовной болезни всего общества. Эта болезнь является следствием духовной опустошенности, которая неизбежно ведет к потере смысла жизни. Оздоровить – отрезвить! – общество можно только вернув ему подлинный идеал – веру в Бога, вовлекая людей в евхаристическую жизнь. Речь идет не о мнимом, а о подлинном духовном отрезвлении, которое невозможно вне Православной Церкви.

Дмитрий Кокоулин





Также в разделе: